20.09.2018 г.
Услуги
Цены на услуги
Закон и оружие
Выбираем вид разрешения на оружие
Порядок получения разрешения на оружие
Каталог оружия
Магазины оружия
Тиры и стрельбища
Словарь оружие
Вопросы и ответы
Адреса охотхозяйств
ОЛРР УВД Москвы
Адреса и телефоны подразделений МВД РФ
Адреса МРЭО г.Москвы
Полезные телефоны в г.Москве
Словарь жаргон
Адреса СИЗО
Условно досрочное освобождение


Статистика
Page copy protected against web site content infringement by Copyscape Rambler's Top100

Услуги детективного агнтства - поиск по номеру телефона


Яндекс.Метрика
Нарушение правил обращения с оружием | Печать |

Нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, как основная часть диспозиции статьи 349 УК РФ

 

ПРЕДСТАВЛЯЮЩИМИ ПОВЫШЕННУЮ ОПАСНОСТЬ ДЛЯ ОКРУЖАЮЩИХ,

КАК ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ ДИСПОЗИЦИИ СТАТЬИ 349 УК РФ

А.Л. ИВАНОВ

А.Л. Иванов, генерал-лейтенант юстиции, заместитель Главного военного прокурора.

Диспозиция ст. 349 УК РФ законодательно составлена таким образом, что отсутствие общественно опасного деяния (действия или бездействия) исключает уголовную ответственность военнослужащего и при наличии предусмотренных вредных последствий, поскольку при бланкетных диспозициях недопустимо привлечение лица к уголовной ответственности, пока не установлено, какое именно правило нарушено и в чем выразилось это нарушение.

Встречающееся в настоящее время в литературе, посвященной посягательствам на установленный порядок эксплуатации технических средств, мнение о возможности привлечения лица к ответственности за нарушение общих, неписаных правил предосторожности, на наш взгляд, не верно.

Несмотря на двадцатилетнюю практику применения нормы, предусматривающей уголовную ответственность за нарушения правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, в практике военных судов продолжают встречаться случаи, когда органы военной прокуратуры и (или) военные суды не устанавливают, какие конкретные правила обращения нарушены, ограничиваясь в процессуальных документах общими рассуждениями о ненадлежащем обращении.

Такой подход к квалификации анализируемых деяний представляется также неверным, так как противоречит как сущности криминализации нарушений указанных правил обращения в законодательстве о преступлениях против военной службы, так и специфике оценки посягательств на порядок несения военной службы. Последняя заключается в детальной нормативной регламентации специального поведения военнослужащих, т.е. установленный порядок несения военной службы представляет собой комплекс функциональных прав и обязанностей, регламентированных нормативно закрепленными правилами. А обязанности военнослужащих подразделяются как на общегражданские, так и на военно-служебные. Последние, в свою очередь, - на общие (распространяются на всех военнослужащих), должностные (определяют объем и пределы задач, возложенных на военнослужащего согласно занимаемой должности) и специальные обязанности (распространяются на отдельные категории военнослужащих, исходя из воинской специальности, особенностей выполняемых задач, конкретной обстановки) <*>.

--------------------------------

<*> См.: Военное право: Учебник / Под ред. В.Г. Стрекозова, А.В. Кудашкина. С. 208 - 218; Мигачев Ю.И., Тихомиров С.В. Военное право: Учебник. М.: ЗАО "Бизнес Консалтинг Центр", 1998. С. 130 - 131.

Правила обращения с оружием и предметами, представляющими опасность для окружающих, носят специальный характер, поскольку в соответствии со структурой установленного порядка обращения они адресованы лицам, в функциональные обязанности которых входит обращение со средствами, материалами, веществами и предметами, указанными в ст. 349 УК РФ.

Военнослужащий не может нести ответственность по ст. 349 УК РФ, если установлено, что он нарушил не конкретные правила обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность, а иные правила военной службы, охраняемые уголовным законодательством. В зависимости от их содержания субъект должен нести ответственность за иное преступление против военной службы.

Также если нарушения правил несения военной службы не имеется, то неосторожное обращение с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, образовывает общеуголовное преступление. Именно по такому пути идет судебная практика, так как иной подход "размывает" границы ответственности по данной норме и затрудняет ее применение.

Помимо вышесказанного, особое значение для характеристики деяния имеет определение таких понятий, как "правила обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих" и непосредственно "нарушение правил обращения". Безусловно, их содержание определяется сущностью "обращения" - деятельности, являющейся структурным элементом общественных отношений, охраняемых ст. 349 УК РФ.

Таким образом, правила обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, - совокупность нормативно установленных методов, способов и приемов, обеспечивающих безопасность окружающих. Выполнение комплекса этих мероприятий позволяет осуществлять контроль над опасными свойствами указанных средств, материалов, веществ и предметов и не допустить их высвобождения и нецеленаправленного причинения вреда. Из этих же положений исходит и судебная практика.

В свою очередь, правила обращения - собирательное понятие, поскольку в нормативных актах, регулирующих такую деятельность в Вооруженных Силах, они напрямую фактически не упоминаются. Как правило, в нормативных актах органов военного управления применяются иные термины: правила учета, хранения, эксплуатации, категорирования, уничтожения, утилизации, применения и др. В теории о преступлениях против военной службы неоднократно давалась характеристика правил "обращения" путем перечисления их видов. Так, Х.М. Ахметшин выделял правила применения, хранения, транспортировки; Ф.С. Бражник - правила хранения, обслуживания, использования по назначению <*>. Универсальный подход, обеспечивающий раскрытие многообразия свойств средств, перечисленных в диспозиции ст. 349 УК РФ (по способу реализации поражающих факторов), представлен А.А. Тер-Акоповым и А.С. Самойловым, которые предложили дифференцировать правила обращения с оружием и правила обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, выделяя следующие правила пользования: во-первых, обеспечивающие использование оружия по назначению (изготовление к стрельбе и производство стрельбы, снаряжение магазина патронами и т.п.); во-вторых, обеспечивающие безопасность пользования им (правила пользования предохранителем, последовательность действий при заряжании и разряжании и т.п.); в-третьих, правила хранения оружия <**>.

--------------------------------

<*> См.: Ахметшин Х.М. Совершенствование законодательства об ответственности за воинские преступления. С. 23; Бражник Ф.С. Командиру о военно-уголовном законодательстве. С. 86.

<**> См.: Тер-Акопов А.А. Ответственность за нарушение правил обращения с оружием // Советская юстиция. 1987. N 13. С. 13 - 14; Самойлов А.С. Уголовная ответственность военнослужащих за нарушение правил обращения с оружием, веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих: Дис... канд. юрид. наук. М.: Воен. ин-т, 1989. С. 76 - 77.

Таким образом, противоправные деяния военнослужащего могут быть квалифицированы по ст. 349 УК РФ только в случае нарушения таких правил пользования, которые обеспечивают безопасность людей. Позиция указанных авторов представляется наиболее правильной, так как исходит из понимания под обращением с оружием активного воздействия на него человека, которое почти полностью исключается при хранении. При этом все же теоретически возможны такие виды оружия, опасные свойства которого могут быть реализованы и при нарушении правил его хранения (например, биологическое или химическое оружие).

В каждом конкретном случае требуют глубокого анализа правила, не относимые к "обращению": например, правила изготовления и производства стрельбы. Обращаясь к материалам, веществам и предметам, представляющим повышенную опасность для окружающих (боеприпасам, радиоактивным материалам, взрывчатым и иным веществам и предметам), следует отметить, что рассмотрение их свойств требует другого понимания правил обращения, поскольку прежде всего обращение в данном случае включает пользование ими. Например, нарушение правил пользования боеприпасами или взрывчатыми веществами приводит к негативным последствиям в результате непосредственного воздействия на них. Нарушение правил обращения с радиоактивными материалами, ядовитыми, вредными для здоровья людей веществами при постоянном их действии и пользовании ими, в том числе и с применением средств защиты, обеспечивающих безопасность людей, может повлечь причинение тяжких последствий.

Таким образом, нарушение правил обращения с подобными веществами часто связано не с воздействием на них, а с неправильным отношением к средствам защиты: неиспользование средств защиты, повреждение, уничтожение, использование предмета без предварительной обработки, например дегазации или дезактивации. Ярким примером может служить одно из уголовных дел, по которому было установлено, что в нарушение соответствующих правил военнослужащий при выполнении работ с окислителем (компонентом топлива ракет ПВО) не надел противогаз и костюм ОЗК, открыл емкость с ОКИ, потерял сознание, упал и разлил ядовитый компонент в помещении, в результате чего несколько человек получили химические отравления различной степени тяжести.

Кроме того, правила обращения с такими веществами и предметами не сводятся только к правилам пользования. Так, радиоактивные материалы, взрывчатые вещества и другие подобные им вещества и предметы обладают способностью самопроизвольного действия (наиболее подвержены воздействию даже незначительных внешних факторов), т.е. повышенная опасность этих средств проявляется и в том, что они могут быть приведены в действие и при хранении, и при транспортировке. Соответственно правила обращения с ними включают и меры предосторожности при хранении и перевозке (транспортировке) <*>.

--------------------------------

<*> См., напр.: Руководство по хранению вооружения химических войск и средств защиты в воинских частях, на базах и складах. М.: Воениздат, 1995.

Проведенный анализ свойств средств, материалов, веществ и предметов, перечисленных в диспозиции ст. 349 УК РФ, позволяет сделать вывод о том, что при характеристике анализируемого деяния определяющим является способ причинения вреда. В данном случае им является такое нарушение правильного взаимодействия лица и предмета, которое может привести к реализации вредоносных свойств последнего.

Таким образом, под "обращением" следует понимать не только процесс различного рода манипуляций со средствами, материалами, веществами и предметами в целях использования их свойств, но в ряде случаев и изготовление, хранение, транспортировку, обслуживание и т.п.

В действительности указанные средства могут одновременно использоваться и транспортироваться, храниться и транспортироваться и т.д. Примечательно, что ст. 220 УК РФ, раскрывая понятие правил обращения с ядерными материалами и радиоактивными веществами, относит к ним правила приобретения, хранения, использования, передачи или разрушения.

Подобный подход к оценке обращения изложен в ст. 218 УК РФ применительно к взрывчатым, легковоспламеняющимся веществам и пиротехническим изделиям, а в ст. ст. 216 и 217 УК РФ вообще не детализируется характер деяния, а имеется лишь указание на нарушение специальных правил в различных областях деятельности, связанных с повышенной опасностью. Таким образом, законодатель, говоря о преступлениях против общественной безопасности, также отождествляет понятие "обращение" с такими понятиями, как, например, "хранение" и "использование" веществ и предметов, представляющих повышенную опасность для окружающих. При этом в отношении военнослужащих нарушение правил обращения образуется в результате их отступлений от требований таких правил, невыполнения содержащихся в них предписаний или нарушения запретов, а сами правила обращения могут быть по-разному изложены в актах органов военного управления.

Так, одни из правил формулируются в форме категорического предписания: например, Руководство по станковому гранатомету СПГ-9М требует разряжать гранатомет после стрельбы на огневом рубеже, при этом ствол не должен выходить за пределы установленного сектора стрельбы <*>. Другие - в форме категорического запрета: например, Руководство по 40-мм подствольному гранатомету ГП-25 запрещает трогать неразорвавшиеся гранаты <**>. Отступление от указанных норм признается нарушением правил обращения.

--------------------------------

<*> См.: Приказ главнокомандующего Сухопутными войсками "О введении в действие Руководства по станковому гранатомету СПГ-9М" от 13 апреля 1973 г. N 024.

<**> См.: Приказ главнокомандующего Сухопутными войсками "О введении в действие Руководства по 40-мм подствольному гранатомету ГП-25" от 19 мая 1980 г. N 37.

Нарушения правил могут выражаться как в действии, так и в бездействии. Так, в действии выражаются самые распространенные нарушения правил обращения с оружием, связанные с неосторожным производством выстрелов, нарушением правил подрыва боеприпасов, взрывчатых веществ и т.п. Также в действии выражаются нарушения правил обращения не только при использовании, но и при хранении, транспортировке средств, материалов, веществ и предметов, представляющих повышенную опасность для окружающих.

Наиболее характерными примерами нарушения правил путем бездействия являются случаи необеспечения ядовитых веществ средствами защиты от испарения. Общественная опасность деяния, предусмотренного ст. 349 УК РФ, определяется, на наш взгляд, не только тяжестью наступивших последствий, но и степенью, характером грубости, опасности самого нарушения правил обращения, что должно учитываться при назначении наказания виновному. Степень зависит от характера (вида) нарушения, его интенсивности, значения правила для обеспечения безопасности окружающих, обстановки его совершения. Установление характера грубости нарушения правил, а тем самым и степени общественной опасности деяния, необходимо для индивидуализации ответственности виновного.

Вместе с тем анализ судебной практики показывает, что военные суды не всегда в достаточной степени учитывают степень грубости допущенных нарушений. Так, только 68% изученных приговоров в той или иной степени содержали оценку приведенного обстоятельства и указывали его при мотивировке наказания.

Раскрывая суть нарушений правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, необходимо обратить внимание на их отличие от нарушения правил их применения.

Достаточно часто в литературе высказывается мнение о том, что нарушением правил применения таких средств, материалов, веществ и предметов является "использование их не по назначению". На наш взгляд, это не совсем верно, так как, во-первых, понятие "назначение" в данном случае весьма неконкретно; во-вторых, возможны случаи, когда действия виновного, не соответствующие правилам, можно расценить как применение оружия по назначению. Например, командир (начальник) применяет оружие для пресечения действий подчиненного, создающих реальную опасность для жизни и здоровья военнослужащих, не выполнив при этом всех требований ст. 9 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации <*>.

--------------------------------

<*> Указ Президента Российской Федерации "Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации" от 14 декабря 1993 г. N 2140 с изменениями от 10 марта 1997 г. и от 30 июня 2002 г.

Представляется наиболее удачным определение понятия "нарушения правил применения оружия и предметов, представляющих опасность для окружающих", данное А.С. Самойловым:

- применение их без наличия на то оснований, т.е. при отсутствии, например, нападения на пост, состояния необходимой обороны и т.п.;

- применение их хотя бы и при наличии оснований, но с нарушением требований, определяющих порядок (последовательность действий) применения оружия (например, часовой применяет оружие по отношению к нарушителю поста, т.е. общие основания для применения оружия имеются, но при этом часовой не производит обязательного предупредительного выстрела вверх) <*>.

--------------------------------

<*> Самойлов А.С. Указ. соч. С. 83 - 84.

Вместе с тем нарушение правил применения оружия и предметов, представляющих повышенную опасность для окружающих, не подлежит квалификации по ст. 349 УК РФ. Эти деяния, при наличии соответствующих признаков, образуют составы других преступлений. В судебной практике до сих пор не изжиты необоснованные отождествления нарушения правил обращения с оружием и нарушения правил его применения, что влечет ошибочную квалификацию последних по ст. 349 УК РФ.

Полагаем, что применение уголовной ответственности за нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, требует дальнейшего совершенствования этих правил в направлении их типизации и конкретизации, в целях обеспечения более точного установления пределов ответственности за ненадлежащее обращение, а значит, и более эффективного применения ст. 349 УК РФ.

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

 

"УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" от 13.06.1996 N 63-ФЗ

(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)

УКАЗ Президента РФ от 14.12.1993 N 2140

"ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ОБЩЕВОИНСКИХ УСТАВОВ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

ПРИКАЗ Главнокомандующего Сухопутными войсками от 19.05.1980 N 37

"О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ РУКОВОДСТВА ПО 40-ММ ПОДСТВОЛЬНОМУ ГРАНАТОМЕТУ ГП-25"

ПРИКАЗ Главнокомандующего Сухопутными войсками от 13.04.1973 N 024

"О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ РУКОВОДСТВА ПО СТАНКОВОМУ ГРАНАТОМЕТУ СПГ-9М"

Право в Вооруженных Силах, N 7, 2004

 
« Пред.   След. »
Написать нам

Обратная связь

Ваше Имя:
Ваш Email:
Ваше сообщение или вопрос:
Введите цифры с картинки: